Альманах "Присутствие"
 Альманах акбар!
#  1-10  
от 22.09.1997        до 22.03.2000

 

 

 

Вячеслав Чекалов

У  БЕЛОЙ  НОЧИ  EСТЬ  ОСОБЕННОСТЬ

 

 

 

  • "Ночью в бойлерной неплохо..."

  • "Солнечный зайчик ползёт по ковровым покрытиям..."

  • "От порции каши придёт вдохновенье..."

  • "Вот сходит снег, морозы спали, мозги текут (и утекали)..."

  • "ИдиоматИческие перлы достают открытое окно..."

  • "Томная музыка, блюзовый ритм..."
  • К W.W.W.
  • Весенние переливы
  • Майские ночи
  • "Адреналинчик в жилах разливается..."
  • "Вот шоу продолжается, билетик покупается..."
  • "На кухне стало меньше тараканов, а дворников на улицах добавилось..."
  • Ей
  • Сорок первый
  • "Знакомый бомж схватил в табло..."
  • "Уходит ночь, стемнев едва, трещат газонные косилки..."
  • "У белой ночи есть особенность..."
  •  

     

     

     

    ***


    Ночью в бойлерной неплохо
    Лишь тебе немного зябко...
    Вдруг хозяин сам нагрянет —
    — толстый Бойлер с бородой...
    Мы его подкупим, лоха...
    Он на них немного ...здякнет
    И добрее сразу станет
    И отправится домой.
    Мы с тобой нарежем сыру
    Чаю выпьем, мы с тобой,
    Нам с тобою не до мИру,
    Миру что до нас с тобой...

     

     

     

    ***


    Солнечный зайчик ползёт по ковровым покрытиям,
    Сайт CNN адекватен делам и событиям,
    Первые лужи являют собою знамение...
    Женский денёк, вечерок, брудершафт, потепление...
    Робкая птичка столбИт за окошком позицию,
    Беглая кошка лежит соблюдая традицию,
    Лопнул пакет осыпая тебя равиолию,
    Хладный пельмень, согреваемый женскою долею...
    Нету ни судного дня, ни второго пришествия,
    Милая! Ты у меня. Вот и всё происшествие...

     

     

     

    ***


    От порции каши придёт вдохновенье,
    У Чёрного Саши возьму настроенье,
    Гляжу и не вижу ни лиха ни края,
    Поди же поближе... крутая такая...

     

     

     

    ***


    Вот сходит снег, морозы спали, мозги текут (и утекали)...
    Но прорастает понемножку подснежник рядом с дохлой кошкой...

     

     

     

    ***


    ИдиоматИческие перлы достают открытое окно,
    Детский смех, здоровый безразмерный затихает долго и давно.
    С Этакой обманчивою ленью, высунусь по пояс и скажу:
    У кого какие-то сомненья, всех в пододеяльник уложу...
    А она ничтОже не сумнЯше, не повЕдши брОвия крылом,
    ИдиосинкрАзию унЯше, уминает воблу за столом...
    Эхо вянет, только мостовую угнетает памятника вес,
    Город спит и улицу кривую шарит милицейский мерседес...

     

     

     

    ***


    Томная музыка, блюзовый ритм,
    Света диффузия, белого литр...
    В двери соседушко: Нету ли чирика?
    ...вот и закончилась тонкая лирика.
    Тут начинается тонкая физика,
    Всё проясняется этому шизику:
    Деньги не главное, суть их наличество,
    Качество не переходит в количество.
    Есть, оппонент, постоянная Планка
    И ГейзенбЕрг — не слепая гражданка.
    Денюшков нет — непонятна и сумма,
    Деньги появятся — сразу их нет!
    Гад в элементе позицию сдал,
    Внял аргументам (но чирик забрал).
    Слово отменное, животворящее,
    Рвётся и просится вдаль уходящему.
    То ли мгновенное, ухо свербящее,
    То ли нетленное, непреходящее...

     

     

     

    К W.W.W.


    Рыбаки на посеревшем льду,
    Удят что-то, рук не покладая.
    Так спины и ног не разгибая,
    В паутине мира побреду.
    Дебри фанаберии престранной,
    Филигранной, новой и чумной —
    области кусочно-постоянной,
    Функции божественно земной...

     

     

     

    Весенние переливы


    Вечерочек так себе, неплох,
    С запада накатывает туча,
    Мокрый снег сулит счастливый случай
    Тем, кто от посулов не оглох.
    Ночь крадётся снегом маскируясь,
    Потихоньку смачивая жизнь.
    Разве можно плакать, гримируясь?
    Из тебя неважный визажист.
    Из тебя, весна, партнёр неважный,
    Репутация подмокла вся,
    Налицо и спрос ажиотажный
    И квартал давненько начался.
    Бронзовый Ильич под снегом киснет,
    Кепочку сжимая на весу.
    То ли рак на горке тихо свистнул,
    То ли сдохло что-нибудь в лесу.

     

     

     

    Майские ночи


    (Зарафшан 25 мая 1991 г.)

    Ах как беснуются в небе зарницы,
    Дождь исступлённо стучит и полощет,
    Что же, по воле небесной царицы,
    Моет безумный уборщик полночный...?
    Мертвенно вспыхнет небесная бомба,
    Кажется грянет, начнёт куролесить...
    Сыплет бездумно вселенский фотограф
    Снимками крыш, металлическим лесом.
    Странные ночи, недобрые духи,
    Мысли, предчувствие горя кому-то,
    Громы тревожные стелятся глухо,
    Тридевять гор покрывая в минуту...
    Будто бы вера у нас не гостила,
    Словно любовь не жила до ухода,
    Драит упорно всевышняя сила,
    Тратит брезгливо небесные воды.
    Льёт и мочалит, слепит и бормочет,
    Неуставая, с животною страстью...
    Майские ночи, короткие ночи,
    Струи и свет, темнота и ненастье...

     

     

     

    ***


    Адреналинчик в жилах разливается,
    Холестеринчик как-то не у дел,
    Когда у сумки ручки обрываются
    И шепчут губы — Что за беспредел?
    Воробышки в аллеях клювом щёлкают,
    Ворона каркает выискивая цель,
    И с облегчением, уверенно, метёлкою,
    Охаживает дворник карусель.
    Отыскивает урны под деревьями —
    — по осени пропавший инвентарь.
    Дымится "Компьютерра" обгорелая
    И мокрый прошлогодний календарь...

     

     

     

    ***


    Вот шоу продолжается, билетик покупается,
    Дешевле стоит отвалить, чем тут в партере маяться.
    И Первое Апреля здесь как будто не кончается
    И ... лодка тонет... и на ней азартных добавляется.
    Конечно с нами не такими, а может без, как таковых,
    Россия столь невыносима и "выносима" в тот же миг.
    Бушует бешеная сила и тяжелеют полюса...
    ... но как и прежде, без курсива, вверху синеют небеса.

     

     

     

    ***


    На кухне стало меньше тараканов, а дворников на улицах добавилось.
    Разморенная пара бомжуанов, из тех что по морозам не преставилась,
    Просушивая часть материальную и тару засекая недобитую,
    Замедленно над урнами склоняются, поклоны переходят в челобитие...
    Истеблишмент, в приличия зашоренный, идёт и едет целями пришпоренный.

    Гладильная доска скрипит размеренно и птичка за оконцем верещащая,
    Возвратно-поступательны движения и вилочка в розеточке торчащая...

     

     

     

    Ей


    Я просто человек и, я умру.
    Ты — милая моя и ты умрёшь.
    А встретимся мы снова на ветру,
    На солнечном ветру, под звёздный дождь.

    Я верно говорю и я — пророк.
    Ты милая моя и, ты молчишь.
    Под мой неторопливый говорОк,
    Стоишь и ничего не говоришь.

    Пусть неодновремЕнно пропадём,
    От этих улиц, домиков и крыш,
    Друг друга непременно мы найдём,
    На солнечном ветру, где звёзды лишь...

     

     

     

    Сорок первый


    Вот и сорок
    Отгорело, пролетело с той войны,
    как не вернулся он домой...
    Отзнобила,
    Открутила и оставила ни девкой, ни вдовой
    Злая доля —
    Навсегда остановила этот взгляд.
    Не спешите —
    Этой девочке от роду шестьдесят.
    В белом платье,
    И носочки голубые, и фигура точно куль,
    Босоножки
    И все тот же старый черный ридикюль,
    И улыбка —
    Та же юная на сморщенном лице,
    И на пальце —
    Синий камень на дешевеньком кольце.
    Завтра, завтра,
    Двадцать третьего июня,
    он приехать обещал,
    С кубарями,
    Симпатичный, ну почти что генерал.
    Для кого-то
    Чередою годы день за днем бегут,
    Для нее же —
    Сорок первый,
    сорок первый навсегда остался тут.
    Кто-то скажет,
    Что старуха уж давно сошла с ума,
    Нет, неправда! —
    Ожидая дорогого на перроне,
    то любовь стоит сама.
    Оглянитесь —
    Как уверен этот старый юный взгляд.
    Поклонитесь, поклонитесь —
    Этой девочке от роду шестьдесят.

     

     

     

    ***


    Знакомый бомж схватил в табло,
    Но из распухнувшего глаза,
    Любовь струится и добро,
    Непросыхаемо ни разу...

     

     

     

    ***


    Уходит ночь, стемнев едва, трещат газонные косилки,
    Но убираются сперва сушняк, пакеты и бутылки.
    У самой белой из ночей минутой меньше по наряду,
    сменяем блеск ночных очей, сгоранья внутреннего чадом.
    А предводительствовал в том, худой и жилистый носитель
    Жокейской шапочки с орлом (таким создал его родитель).
    Дурел от солнца, подпирал спиной доскУ с хитОм сезона,
    В монахи оптом принимал по пострижении газоны...

     

     

     

    ***


    У белой ночи есть особенность
    Мытарить Музу за троих,
    От чёрной ночи обособленность,
    Другой направленности стих.
    Иных ночей инсинуации
    Разбудят дрожь в руках твоих —
    — вот так ночей дискриминация
    Являет свой ужасный лик...