Альманах "Присутствие"
 Альманах акбар!
#  1-10  
от 22.09.1997        до 22.03.2000

 

 

 

Дмитрий Исакжанов

КЛИНОПИСЬ

 

 

  • "Сколько черных кошек в темноте..."

  • "Как свеж в кустах вороний грай..."

  • "Пламя зимней свечи..."

  • Инструкция на случай осени

  • "В последнюю декаду сентября..."

  • "Здравствуй, печаль моего убывания..."

  • "Сентябрь. В четверг, а стало быть, вчера..."

  •  

     

     

    ***

    Сколько черных кошек в темноте,
    Сколько стуков в общей кассе мрака!
    Лишь кипит и пенится бумага,
    Грудью налетев на парапет

    Непоколебимого стола.
    И душа, поры полураспада,
    Все твердит, что ничего не надо
    Ей, заблудшей в постных зеркалах.

    Впрочем, выйдешь в вересковый стих —
    Тот же труд, но многократно больше:
    В кабаке ругается извозчик,
    И заря стоит от сих до сих.

     

     

     

    * * *


    Как свеж в кустах вороний грай,
    Как ветка сорванной сирени!
    Ах, если бы не дождь осенний
    В начале пятого утра:

    Когда бы это же тепло,
    Да на три месяца пораньше:
    Как все сложилось бы иначе,
    Но столько ливней утекло!..

    Как чист трубы фабричной стон,
    Как звонок, томен и протяжен!
    Грачи ли высь начнут портняжить,
    Собравшись под небес сукном,

    Или оставят все как есть.
    И, не дождавшись холстомера,
    Нас всех возьмет одною мерой
    Зима в ликующую десть.

     

     

     

    * * *


    Пламя зимней свечи
    Над белизною дня.
    Эхом ее в ночи —
    Сны над дугой огня.
    Будто уперся перст
    В нежный высокий лоб —
    Не растерять окрест
    Колос пророчеств чтоб.

     

     

     

     

    Инструкция на случай осени


    Если ворона в небе тебе попадает в глаз,
    То в голову не бери, а три осторожно к носу —
    Даром, что ли, профиль ее и анфас
    Застят собою твой кругозор без спросу

    День напролет, да так, что в мозгу образует счет,
    Словно осадок чисел, ее суетливый оттиск.
    Щелок слез и меловая бледность щек —
    Верный признак того, что под крышей гости.

    Впрочем, осенью лучше азиатский прищур,
    Поелику русский глаз, всегда широко открытый,
    Скорее скажет: "все, мол, тебе прощу", —
    Чем схоронится за черным ресничным ситом.

     

     

     

    * * *


    В последнюю декаду сентября
    В деревне все начинено дождем.
    Деревья пьют за окнами боржом,
    Своим дыханьем стекла серебря.
    Кляня, как незадачливый сапер
    Свою ошибку, выбегаешь к ним.
    Но их листва, заряжена одним
    Дождем, стреляет им в тебя в упор.
    Сапог рыхлит раскисшие поля
    И, оскользаясь, попадает в стык
    Земли и неба. Вороньем пыля,
    Взмывает крик.

    Звезда сквозь вьюшку тянет канитель,
    Заправленную гамом и теплом,
    И за день отсырелая постель
    Парным коровьим пахнет молоком.
    И сон подобен долгому глотку,
    Как у детей, не разжимая век.
    Все слушаешь, как ходит человек
    Вниз головой всю ночь по потолку.

    2

    Куда податься бедному абреку?
    Вокруг иные вера и каноны!
    Одни меланхолические клены
    Бросают тень в одну и ту же реку:
    Концертик для излучины со смыслом...
    Молчать стихи порой необходимо,
    Прослыв увечным или нелюдимым,
    Как дирижер заезжего оркестра;
    Ложиться в семь, листая "Будденброки",
    Кляня нескладный гранпасьянс распутиц,
    В которых вязнут армии и сроки
    Любых пророчеств, тяжелы, как глупость.

     

     

     

    * * *


    Здравствуй, печаль моего убывания,
    Здравствуй, сундук кукловода, полынь;
    Волглый, надорванный краешек года,
    Набухшей бумагой впитавший теплынь.

    Строки ползут в темноте за ограду,
    Астры толкутся, роняя в назем
    Крупные слезы. Но плакать не надо —
    Тьма переполнена жизнью, дождем.

    --------

    Трогаю пальцы холодного пламени,
    Годы листаю, страницей шурша.
    Как меня встретят в твоей белокаменной,
    В вашей заочной столице, Душа?

     

     

     

    * * *


    Сентябрь. В четверг, а стало быть, вчера,
    Белили потолки в Веселой Роще.
    Как хороша изгаженная площадь
    Пернатою работой маляра!

    Артель ворон, забросивши дела,
    Друг друга счесть устроилась на ветке,
    Чтоб в залах нанести потом разметки
    Отвесом одинокого ствола.

    К чему спешить — последний антураж
    Снесли давно, и что им помешает
    Добраться клювом до малейших спаек
    Земли и неба? Да вошедши в раж:

    Затем, листву и брызги на полу
    Не выметя, но застелив рогожей,
    Внесут октябрь из сумрачной прихожей,
    Погасят свет и "Покрова" дадут.