Альманах "Присутствие"
 Альманах акбар!
#  1-10  
от 22.09.1997        до 22.03.2000

 

 

 

           Леонид Бердичевский

         ЕВРЕЙСКИЙ  АНЕКДОТ

 

 

             Новый анекдот такой. Чуть длинный, но это неважно. Короче, так. Встречает Абрам Сарочку и говорит (евреи "рэ" не выговаривают, у них вместо " рэ " — " гэ". Типа, "Абгам", "Сагу" ну и так далее).
            — Ты, — говорит, — Сагочка, подожди меня здесь, я сейчас приду. Забыл дома деньги.

Она стоит, ждет, ну нет его. Тут к ней мент подваливает, типа проверки документов:
            — Вы чего здесь стоите, гражданка?
            — Абгама жду.
            — А где ваш "Абгам"?
            — Пошел за деньгами.

            Ну, мент тоже стоит, ждет когда Абраша придет. Тут братки подъехали на навороченной тачке, тормознули и спрашивают у мента, что тут в натуре, какие дела. Тот им с понятием говорит:
            — Абгам пошел за деньгами, а Сагочка его ждет, а я смотрю как бы чего не вышло.
            Братки вышли из тачки и спрашивают Сару:
            — А крыша у него есть?
            Сагочка не врубается какая, мол, крыша и говорит:
            — Есть, конечно. У него дом свой.
            — Не бедный, значит. Будем ждать, — говорят братки и перемигиваются.
            Ждут-ждут — нет Абгама. Мимо ОМОН ехал на БэТээРе — все в масках, в брониках, с АКАЭМами. Видят — стоит мент, рядом братва, рядом "мерс" ихний и Сарочка. Они останавливаются: что, мол, за базар? Старшой спрыгивает с брони и спрашивает мента:
            — Эти кто стриженные?
            — Да пацаны местные. А вообще я без понятия. Я иду по участку, вижу тут гражданка под фонарем. Оказывается — Сарочка ждет своего Абрашу, когда он с деньгами вернется. Ну, решил посмотреть, чтобы ее не грабанули. А так все путем.
            — А братки зачем?
            — Да что-то у Абрама хотят спросить насчет крыши. А то неясно, есть у него крыша или нет. А их этот вопрос волнует. Им спонсор нужен.
            — Глуши! — приказал старшой. — Будем ждать и реагировать по обстановке.
            И по рации доложил:
            — Нахожусь там-то и там-то, ждем какого-то Абрама с деньгами. Обстановку полностью контролирую. Для зачистки района пришлите поддержку.

            А тут мимо едет "Волга" с ФээСБэшниками — форсированный движок, шипованные колеса, два глушителя. Видят они такую картину и резко останавливаются. Вылезают, суют в нос всем свои ксивы, кладут всех мордой в снег и вежливо спрашивают в чем, собственно, дело, о чем базар? Ну им все объясняют, что ждут Абрама. Они по рации вызывают своих, хотят подробных объяснений. Тут на ПАЗике едут мужики из ГРУ. Видят что-то нехорошее на улице: тьма народу, какие-то граждане положили ОМОН мордой в снег и сообщают в Генштаб. Там сидел дежурный, который давно хотел получить полковника, но его все обходили. Он по тревоге поднял полк ВДВ, а ментовское начальство по приказу из Кремля уже гнало Кантемировскую дивизию. Братки позвали на помощь солнцевскую, казанскую и балашихинскую бригады, и вор в законе Сахно дал добро мочить ментов за беспредел. Тут с Петровки прибежали мужики и видят, как их ребят давят гоблины из ГэБэ, и вытащили штатное оружие. Пенсионеры, которые совсем озверели от бескормицы, стали строить баррикады. На балкон вышел Чубайс и обратился к народу, но его никто слушать не стал и все побежали к Белому дому. Депутаты как раз вышли с заседания, где решали закон о правах пчел в Белоруссии, и шли домой, когда толпа бросилась на них. По подземному тоннелю метро поезд с Ельциным рванул к правительственному аэродрому, но тут мужики отключили свет и опустили бронированные ворота и все — хода нет. На случай непредвиденной ситуации на улицы вывели отряды спецназа, но толпа их смела. Макашов закричал, что надо бить жидов, а кавказцы стали доставать оружие, чтобы дорого продать свою жизнь. Тут Явлинский выступил по телевизору и сказал, что ему нужно двести пятьдесят дней, чтобы все успокоились и в стране появились хлеб и лимонад, а Никита Михалков по радио обратился к соотечественникам с обещанием быть мудрым, добрым и милостивым государем для массовки. Жену свою он обещал возвести на престол, а всех своих детей и детей своего брата Кончаловского сделать великими князьями и княгинями и возродить таким образом аристократию. Прибежали Жириновский с Горбачевым, заглянули в сценарий, а там ничего такого не написано! Во, дела! Зюганов побежал к мавзолею проверить на месте ли Владимир Ильич. Стали распространяться слухи, что это жидомасонский заговор, что Березовский и Абрамович улетели, бросив всех на произвол судьбы, что НАТО и Запад все специально подстроили, и теперь выход один — приедет Путин и всех рассудит. Стали говорить, что это чеченцы мстят за Украину, что только Лукашенко может спасти страну, которая на краю пропасти, а может быть уже давно там. Путин сказал, что беспорядки подавит жестко, и всем это очень понравилось. Макашов с анпиловцами бросился захватывать Останкино, но тут появилась бригада CNN, и за двести долларов они бросились второй раз, чтобы оператор успел снять. Толпа смяла все ларьки, начала громить магазины и появилось много пьяных с огнеметами. По правительственной связи передали, что вместо выборов предстоит срочная эвакуация и каждый должен спасаться как может. Поезда и самолеты толпа брала штурмом, на улицах полыхали подожженные машины. Бандиты стали громить милицейские участки и грабить всех подряд, а офицеры стреляли в бандитов и ставили их к стенке без суда и следствия. Примаков обратился к народу, но потом уехал в Ирак. Через шесть часов Сибирь, Урал и Кавказ заявили об образовании независимых государств. Позже об этом же заявили Мордовия, Татарстан и Дальний Восток. Из-под Перми прилетела первая ракета с разделяющимися боеголовками, и одна головка упала на Таганку, а другая на Лубянку. Остальные — в спальне районы. Взвыли сирены, остановились фабрики, заводы, транспорт. Всем раздали противогазы. Главком Елисеев предупредил западные страны, что вмешательство в дела России будет чревато для них ответным ядерным ударом. Из Чечни боевики объявили ультиматум. Мир замер, и мировая экономическая система, немного поболтавшись, стремительно полетела вниз. Доллар упал, сверху свалилось евро, и из разных валют образовалась огромная "куча мала".

             И тут из дому вышел Абрам и потегял дар речи. Сара в это вгемя с родителями ехала на "жигулях" по Смоленской дороге маршрутом Наполеона. Ночное небо озарялось заревом пожарищ, слышалась беспорядочная стрельба, и деньги, за которыми ходил Абрам, потеряли всяческую ценность. И во всем опять оказались виноваты евреи. А че, скажи, не виноваты? Во, анекдот, елки... Обхохотаться можно.