Альманах "Присутствие"
 Альманах акбар!
№  11 (1)
от 22.03.2000        до 22.06.2000

   

 

 

                 Сергей Бердников

                 ШЕСТЬ СОНЕТОВ

 

Рисунок Максима Пухова

 


  • "День все затягивал уход..."

  • "Еще одна весна стекает с крыш..."

  • "Покинем дом. Нас темнота окатит..."

  • "Листва ольхи, березы и рябины..."

  • "Лес потемнел и весь промок..."

  • AMARILLIS
  •  

    ***

    День все затягивал уход,
    И, замирая, на пределе,
    Он обозначил еле-еле
    От света к ночи поворот.

    И стали все наперечет
    Видны деревья. И смотрели
    В закат. Как будто, в самом деле,
    Там велся дням апреля счет.

    И в этой полумгле нерезкой
    Был из пустого перелеска
    Так высвечен березы ствол,

    Как будто бы на целом свете
    Он был один за все в ответе,
    За всех слезами изошел.

     

    ***

    Еще одна весна стекает с крыш,
    Темнеет талым снегом вдоль обочин,
    И лес двойною строчкою прострочен
    Подтаявшего следа чьих-то лыж.

    Песчаный косогор так странно рыж,
    Но цвет его случаен и неточен,
    Ведь лед внизу так бел еще и прочен,
    И желтый на ветру стучит камыш.

    Но словно запах загорелой кожи
    Струится от нагретого песка.
    Закрой глаза. Неправда ли, похоже?
    Июль. Истома. Полдень. И река
    Бормочет в полусне одно и тоже...
    И ласкова, и горяча рука.

     

    ***

    Покинем дом. Нас темнота окатит,
    И духоту жилищ отбросив прочь,
    Нахлынет с неба мартовская ночь.
    В зените Марс. Венера на закате.

    Любимая, смотри - во всем охвате
    Над нами мир. Витийствуй иль пророчь,
    Но нам судьбы своей не превозмочь -
    В зените Марс, Венера на закате.

    До вечера безумная весна
    Беспечную вершила суету,
    А ночь напоминаньем о расплате

    Нависла, нас с тобой лишая сна.
    Два пламени горят сквозь темноту -
    В зените Марс, Венера на закате...

     

    ***

    Листва ольхи, березы и рябины
    Так щедро золотится под окном.
    А здесь, на подоконнике моем,
    Жиреет куст в горшке из красной глины.

    Там еле слышно медный лист осины
    Лепечет о проклятии своем,
    Рябина на ветвях горит углем.
    Здесь - жирный куст в горшке из красной глины.

    Там облачком, заметные едва,
    Клубятся в стылом воздухе слова,
    Там гроздь горька, как слезы без причины.

    Там грусть легка, как неба окоем.
    А здесь, на подоконнике моем,
    Жиреет куст в горшке из красной глины.

     

    ***

    Лес потемнел и весь промок,
    Петляет черная дорога,
    Березовая жердь из стога
    Торчит, как брошенный флагшток.

    Пусть ветрено, и я продрог,
    Но я пройду еще немного.
    Я рад, что осень у порога
    Я повстречать сегодня смог.

    Как жизнь обычна и проста,
    Сбылось пророчество воронье.
    Но долго у того куста

    Октябрь держался в обороне.
    Холодный дождь очистил в кроне
    Все - до последнего листа.

     

    AMARILLIS

    В черно-белом, сквозном январе
    Взгляд устало тоскует по цвету,
    А душа уже тянется к лету,
    Но вьюжит и темно на дворе.

    Только утром, в холодной заре,
    Горизонт, в ожиданье рассвета
    Вспыхнет алой полоскою света
    В черно-белом, сквозном январе.

    Но судьба благосклонна ко мне -
    Расцвели вдруг нежданным подарком
    На моем запыленном окне

    В темной, богом забытой норе,
    Амариллисы пламенем жарким.
    В черно-белом, сквозном январе...

     

     

    Иллюстрация - Максим Пухов.

     

     

     

     

     текущее
     антресоли
     присутственное место
     личное дело
     однополчане
     официоз
     челобитная

     

     
         текущее |  антресоли |  личное дело |  однополчане |  официоз
     присутственное место |  челобитная