Альманах "Присутствие"
 Альманах акбар!
№  3  (13)
от 22.09.2000        до 22.12.2000

 

 

             

                Вадим Пугач

                ПОЭЗИЯ В "ПЕНАЛЕ"  (1)

 

            Художник Виктор Меркушев (2) и издательство "Знак" продолжают заявленную серию миниатюрных поэтических книг. На этот раз перед нами традиционно изящно оформленные книжечки поэтов-пеналистов, представляющих как минимум четыре поколения питерской словесности  (3).
            Старший - Вячеслав Лейкин - является по совместительству и учителем (во многих смыслах) для по крайней мере четырех более молодых своих коллег. Лейкин поместил в эту, пятую для него, книгу, названную "...стишия", стихотворения от одной до восьми строк  (4). Они точны, поучительны, остроумны, как может быть остроумна, поучительна, точна неосновная продукция большого мастера.
            Несколько особняком, (как везде и всегда) стоит "Вторая рапсодия", Валентина Бобрецова, начавшего очень интересно в семидесятые годы (но по понятным причинам не обретшего тогда хотя бы маломальскую известность) и ставшего в 80-90-е одним из интереснейших лириков (о чем, опять же, знают очень немногие). Эта блестящая книга крупного и - что сейчас редкость - совершенно оригинального автора, не идущего в русле ни Бродского, ни Кушнера, ни того же Лейкина.
            Половина книг выпуска отдана поколению тридцатилетних. Условно к нему можно отнести Алексея Ильичева, которому уже никогда не будет тридцать (а могло бы быть в этом году). Поэт погиб пять лет назад, можно сказать - трагически, можно сказать - безобразно глупо, но, как ни говори, легче от этого не станет. "Силуэт акробата" - вторая (и первая посмертная) его книга, и в ней читатель найдет два десятка прекрасных стихотворений  (5).
            Лирические откровения Вячеслава Хованова ("Визит ноумена") возникают на путях полукаламбурной словесной вязи, но отнюдь не теряют при этом характера откровений.
            Если каламбуры Хованова - его способ нащупать трагический пульс жизни, то Борис Чечельницкий ("Судьбе наперекур"), обладающий каким-то хроническим чувством юмора (не в плане болезненности, а в том плане, что все смешно, что ни напишет), тоже не без помощи каламбуров нащупывает ее комический пульс, причем делает это с виртуозностью целителя-чудотворца.
            Самая юная "пеналистка" - Екатерина Пицык ("Желтый 'Белый аист'") - талантливый, многообещающий, своеобразный, очень быстро растущий поэт.
            Каждый из названных авторов достоин отдельной серьезной статьи (даже неловко объединять всех в скромной заметке). При этом главным героем выпуска стал сам "Пенал" - маленькая, но достойная возможность ознакомиться с творчеством тех, кем сейчас общество интересуется меньше всего, - то есть с творчеством настоящих поэтов.
            Мы живем в великолепное для поэзии время: шестидесятники стали великими, семидесятники заматерели, восьмидесятники обретают собственные голоса, те, кто начал в 90-е, подают прекрасные надежды.
            Поэтический взрыв происходит неслышно.

 

__________________________________________________________

1.  Заметка была написана к презентации "Пенала №3" в "Фонтанном доме"
      - музее Анны Ахматовой  (здесь и далее прим. ред.).

2.  В.Меркушев является не только оформителем, но и инициатором проекта .

3.  Помимо иллюстрированных суперобложек, все книжки буквально помещаются
     в специфический пенал, отсюда и название серии.

4.  Предварительно название сборника было - "Дистрофика".

5.  Составитель - Анатолий Севрюгин.

 

 

 

             

 текущее
 антресоли
 присутственное место
 личное дело
 однополчане
 официоз
 челобитная

             

     текущее |  антресоли |  личное дело |  однополчане |  официоз
 присутственное место |  челобитная