Альманах "Присутствие"
 Альманах акбар!
№  3  (13)
от 22.09.2000        до  22.12.2000

 

 

 

Валентин Бобрецов. Вторая рапсодия

 

 

 

* * *

Наверно, это мне кричат?
А я бегу, как вор с пожара:
чужая шуба - на плечах,
и на руках - жена чужая.
А Вечный Третий Лишний Рим…
…кричат, морозный дым вдыхая, -
не то "держи", не то "горим"…
Какая дикция плохая!

 

 

* * *

Когда последний станет пэром,
при галунах и парике,
а первый будет на 101-м
сплавлять осину по реке, -
словом, когда решит Создатель
переиначить все, что есть -
я тоже стану Председатель
Палаты Общин №6!

 

 

* * *

А нормальный рехнулся давно бы,
забредя ненароком сюда,
И когда не задохся от злобы -
часом позже сгорел со стыда.

Ошалевши с такого пандана -
ты куда, совопросник? Постой!

Бога нет. Но людей - и подавно:
И вот только звезда со звездой.

 

 

Вторая рапсодия

Памяти Михая Варги          

Воздевая, будто жрец Ваала,
руки к светодарной высоте,
чтоб за грудь почти без интервала
ухватиться правою затем, -

полудохлый маленький комочек,
кубарем скатившийся с вершин,
сердце, сердце, аленький цветочек
на багровый гаршинский аршин,

в день, когда болотное алоэ
под рукой садовника Шарло
обнажает наглое и злое
в лепестках сокрытое жерло,

припадая, как сипай к орудью
(чьею волей - не об этом речь),
затыкая низкорослой грудью
в небе обнаруженную течь,

ожидая будущего вдоха
как стрелы иль взмаха палаша,
возлежать невдалеке от Бога,
валидол под жало положа:

- Боже правый! - и не оттого ли
правый, что, когда на правый бок
повернешься, лишь тогда от боли
избавляет ненадолго Бог?..

То утихнет, то вдруг часто-часто,
словно на арене цирковой,
замолотит, - что ты расстучался,
барабанщик с заячьей губой?

Отпускает - и опять колотит,
и никак не хочет перестать,
маятником (будет и колодец!)
в клетке ребер обер-арестант.

Что ты хочешь, каторжник отпетый,
что желаешь выслушать-сказать?
и какой-такой Ответ Ответов
на Вопрос Вопросов услыхать?

Между нами костяные стены.
Но, поверь, и без того солгу,
потому что правду, как и все мы,
на последний выдох берегу…

Свой участок хаоса не ты ли
содержать в порядке полагал,
тучи мелкотравчатые пыли
поднимая к тучам-облакам.

Только - чу! - томителен и горек
высоты нездешнего литья
зазвенел небесный треугольник
в оркестровой яме бытия.

И плеснули, и блеснули черным
гладкие холодные зрачки.
И как потревоженные пчелы
загудели низкие смычки.

И под этот бально-погребальный
слезоиспускательный мотив
(так и будет) медальон овальный,
крест нательный - промотав, спустив, -

на мундире юнкера безусого
ржавый лист, сезонный некролог
(так и будет) славно побезумствовал,
вот и хром на левое крыло:

так и будет, ибо, сбитый с толку
музыкой осенних журавлей,
у соседа одолжишь двустволку
да немного дроби покрупней

(это ведь нагадано на картах
полушарий головы дурной,
да и ворон эдгаров накаркал,
в Холмогоры воротясь весной)

и придав лицу и жесту важность,
будто даже в помыслах высок,
посягнуть на сердце не отважась,
разрядишь оружие в висок.

Но пока - присев на край лафета,
для профита, - и здоров, и цел, -
как бы мог (см. Толстой про Фета)
только очень тучный офицер,

наливая всякий раз до риски,
но имея виды на Синай,
т.е. нарезаясь по-арийски
под цыганский Интернасьональ,

шествуя по грани сна и яви,
где (мостов, что спичек сожжено!)
слышно Хари Кришна, хари навьи
видно, - где, как видно, суждено, -

ослабляя аполлонов пояс,
отстегнув ненадобный колчан,
высмотреть в полях лодейнопольских
платиновый панночкин кочан,

и качнутся ели островерхие
- любо им в одном огне согреться
с падубами ржечи, австровенгрии,
швеций, жнеций и вдудуигреций.

Ангел сизокрылая, легка мне
гибель в твоей крашеной красе.
И чтоб сердце утопить в стакане,
расстегни спасательный корсет.

Ветер в трех соснах берез осиновых
пляшет, как крещеный ирокез.
И не снявши рукавиц резиновых,
Некто в Белом машет на оркестр.

Тучи, словно мысли невропата,
высотою 20 000 Hertz.
Мертвый Лист. Рапсодия распада.
Черный шабаш чардаша. Конец.

 

 

* * *

В наличии все атрибуты:
двустворчатая, как тиски,
дверь с анаграммою в три буквы,
славянским символом тоски,

инструкция, что запрещает
в кабине смех, куренье, флирт.
и зеркало, где всяк с прыщами
себя да узрит. Словом, лифт,

что, исключая дни поломок,
туда-сюда, верней, вверх-вниз
жильцов, гостей, котов, болонок
перемещает, гуманист.

Какое чудо! Нужной кнопки
нажатие, и ты уже,
не утрудив нисколько ноги,
стоишь на нужном этаже.

Однако, я живу на третьем.
оторван от земли едва:
и видит Бог, не жажду встретить
там, в зеркале, я № 2.

И потому порою маюсь,
однако, слабость утаив,
самодержавно подымаюсь
при помощи своих двоих…

Буксующей машины фары
мигают, радужно искрясь.
Ату, грядущие татары!
Или туман вам застил грязь?

Так соберите чувства-мысли,
дабы постичь, что злись - не злись,
асфальты русские раскисли,
да и ботинки расползлись.

Да и пальто до основанья
промокло, - убеждаюсь в чем,
ключ из кармана доставая,
и пальцы омоча ключом.

Но что творится в этом доме
со мной, с основами основ?
Лифт отвечает, как термометр,
на приключившийся озноб,

когда безлюдная кабина
взмывает в вышину стремглав.
Как это объяснить? обидно,
не мистик я… И дверь, и мгла,

и ключ, и так в подъезде тихо,
что слышимо - который год!
дыханье судеб-сталактитов
под капельницей непогод. 1977 (1997)

 

 

Невский проспект II

"Россию надо подморозить…"          
     К. Леонтьев

Здесь топчется Россия праздная,
кичась американской робой,
и тщится Западная Азия
глядеть Восточною Европой,

и снег раньше срока растаял
и неба колодец отверст,
но нечего делать, раз та "Л"
поникла и сгорбилась в "С",

зимовщик с проспекта Героев,
гудит кровяное вино
и прыгает пьяное РОЭ
как самоубийца в окно, -

живей, насекомое рыло,
покуда с коллажных куртин
рекою реклам не накрыло
и мордоворот не скрутил, -

кляня гардероб свой дырявый
и мыслей своих сторонясь,
молчи и скрывайся, ныряя
в проулок, в лечебную грязь

и дальше - огня папироски
достанет, чтоб высветить путь
в свояси - туда, где геройски
в термометре падает ртуть,

где саннодержавье, где снег, где
в окне ледяной андрогин,
где "не с кем" чредуется с "негде",
туда, восвояси, dahin!

 

 

 

 

 

 

 текущее
 антресоли
 присутственное место
 личное дело
 однополчане
 официоз
 челобитная

             

     текущее |  антресоли |  личное дело |  однополчане |  официоз
 присутственное место |  челобитная