Альманах "Присутствие"
 Альманах акбар!
№  4  (14)
от 22.12.2000        до 22.03.2001

 

 

 

"МОЕ  ХОББИ  ДОМАШНИЕ  ТЕРПЯТ"

 Олег Новиков беседует с Дмитрием Бочаровым

 

"...родиться в семье преподавателя литературы — это выигрыш в лотерею..."

 

С Дмитрием Бочаровым я знаком уже года четыре. К сожалению, только по переписке. Он все грозится приехать в Питер, а я все собираюсь в Новосибирск. Там, кроме Димы, живет много интересных авторов, публиковавших свои произведения в самиздатовском издании "Темная Лошадка". Кроме того, Дима является главным идеологом, редактором и президентом литобъединения "Студии Доброго Слова". И просто хорошим человеком (про его занятия спортом мне ничего неизвестно). Это ли не причина для интервью?   Дмитрий Бочаров

 

О.Н.   Дима, когда ты стал заниматься литературой?

Д.Б.   Ребенок, в ехидной самоуверенности подсказавший мне ответ на этот вопрос: "В школе", слегка ошибся. Первые мои литературные опыты (в соавторстве с кем-то из родственников) относятся к периоду конца 60-х. Старая пушистая "Мурзилка" прислала вежливый отказ на мою попытку опубликоваться в те годы. Но литература начала заниматься мной намного раньше. Я искренне считаю, что родиться в семье преподавателя литературы — это выигрыш в лотерею. Это как раз то, что называют "впитал с молоком матери". Здесь неуместно говорить о каком-то даре, речь идет о любви к искусству. Вкратце: 85-й год — первые публикации в заводской многотиражке и городском еженедельнике. Потом — десять лет молчания "по семейным обстоятельствам" — элементарно нужно было выжить — помните — талоны, очереди, деноминации и черные вторники. Кроме основной работы дворничал, переплетал книги, позже — книготорговец по выходным. Не то, чтобы не было выхода, но к читателю за это время ничего не попало. В 1995 попала мне в руки местная "Доска Объявлений" — газета с купоном. Как раз был в отпуске, было время прочесть не только "куплю-продам", но и переписку в "Клубе одиноких сердец" (КОС). КОС в ту пору был творческой средой, не без конфликтов, разумеется, но все же персоны были весьма интеллигентны и читать было любопытно. Несколько жемчужин, оказавшихся в том выпуске мне так понравились, что понемногу сам втянулся, сначала через газету, потом начались письма, а там и личные встречи, в которых и возникла идея литературной студии, "Студии Доброго Слова". Ощущение грусти от того, что замечательные стихи моих земляков-современников канут в Лету сконденсировалось в намерение сделать как бы поэтический оттиск времени — с помощью моих новых друзей появились на свет один за другим четыре коллективных сборника стихов: Зима — Весна — Лето — Осень. Шел 96 год. От идеи литературной студии к идее своего издания путь был короткий. Все то, что не попадало на страницы газет по причине произвола редакций и ограниченности авторов в средствах (как вы поняли, — публикации фактически осуществлялись за свой счет) хлынуло на страницы "Темной Лошадки" — листовки, бюллетеня, газеты, журнала, альманаха — разные ярлыки находили для этого явления, природой которого был самиздат чистой воды.

О.Н. Ощущаешь ли ты себя подвижником самиздата?

Д.Б.   Если человек берет в руки один комплект этого самого самиздата, то, вероятнее всего, вес его впечатлит — более килограмма бумаги, испещренной мелким шрифтом. Средний размер номера — 50 килобайт текста. Количество номеров — 56 за три года. Все это понемногу приходит в голову, когда сталкиваешься с заданным вопросом. Но ощущать себя в роли подвижника — не припоминаю. Мне было интересно. Одного этого было бы достаточно. Подвижничество предполагает бескорыстное служение каким-то высоким целям. У меня же наличие корысти прослеживается на каждом шагу — во-первых, конкретная цель помогла в совершенстве овладеть программой, что пригодилось в работе (уважение коллег, благодаря этому, — ощущаю постоянно); во-вторых — я очно и заочно познакомился с интересными людьми, общение с которыми, даже просто в эпистолярном жанре, доставило мне массу приятных впечатлений; в-третьих, поначалу я искренне рассчитывал подзаработать на изданиях. Увы, стихотворные опусы сегодня продукт достаточно распространенный и предложение явно превышает спрос.

О.Н. А насколько товарным был тот продукт, который ты пытался продавать?

Д.Б.   Из тиража, изданного за мой счет (или за счет СДС) половина доставалась автору, часть продавалась по себестоимости в кругу друзей, остальная — лежала до востребования читателем из других городов. Понемногу начал менять точку зрения что поэзия никому не нужна, а уж особенно — сетевой публике. Нет, покупают по 2-3 издания в месяц. Это и невостребованные ранее сборники стихов и остатки больших тиражей отдельных выпусков "Темной Лошадки". Адреса покупателей в своем большинстве — московские. Как-то на аукционе максимальная цена за сборник стихов "ЛЮБОВЬ. ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ" поднялась до 50 рублей.

О.Н. В чем для тебя заключается профессионализм редактора?

Д.Б.   Никогда не задумывался об этом. Вряд ли слово "редактор" подходит к моему занятию с текстами. Думаю, составителем можно было бы назвать человека, трудившегося над мозаикой с названием "Темная Лошадка". Из отзывов читателей в адрес ТЛ могу припомнить такое: "она слишком гладкая". Может быть моя точка зрения неверна, но я старался не опускать планку особенно низко. Не в этом ли профессионализм — "держать планку"?

О.Н. На твой взгляд: зачем пишутся стихи?

Д.Б.   В первую очередь они нужны автору — как уникальное средство регуляции психической активности. Если жизнь их на этом не закончилась, т.е. их прочел кто-то кроме автора, то они нужны и читателю, пусть это только один — родственник или близкий человек. Всякий пишущий надеется быть прочитанным, ожидает одобрения, признания таланта, славы, если хотите (гонораров в том числе).

О.Н. Что для тебя означает слово "любовь"? Должна ли она быть в стихах или можно обойтись без нее?

Д.Б.   Слово стерто как кусок мела и крошится под пальцами от прикосновений, поэтому, стараюсь его не касаться. Если предполагается изобразить чувство средствами стихотворения, то, по-моему это можно реализовать избежав морковно-кровавых штампов.

О.Н. Каковы твои литературные пристрастия?

Д.Б.   Какое-то время назад я мог с уверенностью сказать о такой эволюции (деградации?) моего круга чтения: фантастика — детектив — исторический роман, но с некоторых пор регулярно читаю только современную поэзию малоизвестных авторов. Одними из последних редких отвлечений в сторону прозы были Аксенов, Пелевин и Набоков. Что касается поэтических пристрастий, то какое-то время я пытался подражать Северянину в фонетике, потом был Пастернак и, наконец, Гумилев. Техникой удивил меня Бродский, но я полагаю, что если бы сегодняшняя доступность классической литературы состоялась десятью годами ранее, и попади мне первым Гумилев, то он оставался бы неизменным моим духовным пастырем. Из современных авторов советую прочесть землячку Людмилу Бузмакову, моего тезку, — кемеровчанина Диму Мурзина, Яниса Тыынемяа из Тольятти и Евгения Березкова из Бурятии. Любителям экзотики советую поискать муфталингвы Вилли Мельникова-Старквиста. Это немногие из тех талантов, с кем мне посчастливилось познакомиться в процессе составления "Темной Лошадки". (Некоторые из этих материалов доступны на сайте sds.sinor.ru)

О.Н. Собственно говоря, ты один двигал "Темную Лошадку". И сейчас развиваешь ее сайт в интернете. Какие цели теперь преследуешь? На что надеешься?

Д.Б.   Вряд ли я один смог бы столь долгое время выпускать ТЛ. Будет неверным не упомянуть моих друзей по литературному объединению, которые своей энергией и идеями помогали мне. Идея возникла и приняла свои первые очертания в спорах с Виктором Ермолаевым. Обработкой корреспонденции почти два года занимался Алексей Терешков. Лишь последний год не смог разделять со мной заботы по выпуску Сергей Постовалов. Не будь иллюстраций Анжелики Толкачевой и Татьяны Ильиной, не был бы столь своеобразен визуальный ряд издания. В какие-то трудные моменты помогало буквально одно-единственное письмо с теплыми словами от неизвестных мне людей, которые порой даже забывали указать свое имя на конверте. Я не могу упомянуть здесь всех тех, кто помогал мне делать региональные странички, но стоит хотя бы вспомнить названия этих страниц: "Дыхание Байкала", "Столично", "На берегах Онего", "Ветер с Иртыша", "Дела Амурные", "Сама Ра". Были и более скромные названия страниц из Перми, Ельца, Пензы. Никак нельзя забыть Олега Новикова и его друзей из Санкт-Петербурга, горячо поддержавших идею спец выпусков ТЛ. Увидели свет четыре уникальных номера "Темной Лошадки", пропитанные исключительным невским колоритом.

Теперь о сетевом проекте (sds.sinor.ru). Нельзя сказать, что этот сайт исключительно посвящен "Темной Лошадке". Посудите сами, — в оглавлении присутствуют такие разделы: БИБЛИОТЕКА (в которой кроме ТЛ есть еще авторские и коллективные сборники стихов и прозы, сейчас замахнулся разместить "Божественную комедию" ДАНТЕ с комментариями), ГРАФИКА (где, правда, в большинстве своем иллюстрации из той же ТЛ), МУЗЫКА, ФОТО и некоторые менее емкие. Авторам, лишенным регулярного доступа в сеть ИНТЕРНЕТ здесь предоставлена бесплатная возможность опубликовать свое поэтическое творчество для сетевой публики. Одному непросто, не скрою. В последние месяцы перед отъездом в Германию Дмитрий Ильин активно занимался альтернативным дизайном, но ему просто не хватило времени, и вариант его проекта заморожен. Поиски профессионального дизайнера, пока не увенчались успехом. Сайт помогает мне находить земляков — новосибирских поэтов. Правда, за год моего активного поиска в реале состоялось всего четыре контакта, но мне думается, что это только начало. Пока еще не так много моих земляков-стихотворцев имеют компьютер с доступом в инет.

О.Н. Какие литературные сайты можешь отметить?

Д.Б.   Трудно объективно оценивать, когда в браузере отключены все прибамбасы — анимация, графика... Из того, что сразу приходит в голову: Сайт Марии Школьниковой — "СТИХИЯ", посвященный русской поэзии, безусловно знают все любители; одесское поэтическое кафе "MoonParnasse" — очень много интересных современников; Стихи.Ру как образец довольно демократичной литературной тусовки для среднестатистического пиита. Конкурсы я пропускаю. Безусловно интересно, но нет, к сожалению, у меня на них времени. Единственно, что мне думается — все они должны быть анонимными (Вместо фамилии или псевдонима автора — просто "№ такой-то"). Полагаю, в отношении конкурса отдельного стихотворения это можно устроить. Читателю предлагать всякий раз случайный выбор из "номеров" для оценки. Тогда те, кто голосует, будут читать не только знакомых, а случайно выбранные произведения. Конечно, быть может, возникнут какие-то иные проблемы

О.Н. Как сейчас развиваются твои литературные контакты?

Д.Б.   Если говорить о переписке, то после того, как проект ТЛ был заморожен, большинство моих заочных контактов прекратилось, поскольку ничего адекватного не мог предложить авторам-читателям, зато теперь мы с друзьями по Студии Доброго Слова больше внимания уделяем местным знакомствам. Костяк студии остается прежним — 5-7 человек, которые постоянно собираются раз в две недели: поделиться информацией, новостями; обменяться мнениями о книгах, ходящих по кругу; почитать свои стихи и то, что попалось выдающегося в периодике самиздата и прочей прессы. В этом кругу с разной степенью регулярности появляются-исчезают еще около 20 человек. Намного уменьшился состав СДС по сравнению с 96 годом, поскольку после первых встреч, прошедших в эйфории узнавания, начались локальные конфликты на почве ревности к тем, кому отдали пальмовую ветвь поэтических (а то и личных) симпатий. Неизбежно люди уезжают в другое место жительства, меняют режим работы, обзаводятся семьями — убыль естественного свойства, а вот с рекрутированием новых членов студии практически никто не занимался, и так вышло, что после того, как в конце 1999 года исчезла возможность выпускать литературную страницу в городском еженедельнике, многие восприняли это событие как крах. Но те, кто остался не торопятся расходиться насовсемю К 5-летию студии выпущен очередной коллективный сборник стихов ("Времена", формат А6 — 48-60 стр.) Нас уже год как приютила библиотека (до этого был ДК им. Станиславского), — помещение, более подходящее и по месту своего расположения и по атмосфере для литературных встреч. Мы ходили в гости к другим городским литературным объединениям, принимали у себя гостей — поэтов, музыкантов, художников. Среди нас — победители районного конкурса искусств "Мое Левобережье" Наталья Расказова и Елена Бернецкая. Некоторые авторы студии выдвинули свои работы на городской литературный конкурс им. Геннадия Карпунина. Сейчас обсуждаются условия участия в работе ассоциации литературных объединений Новосибирска.

О.Н. Что думают твои домашние по поводу твоего хобби?

Д.Б.   Терпят, пока деньги не переведутся (читай — неделю), а там... Интернет дается мне нелегко — это не в последнюю очередь бремя (финансовое), а уж потом прелести, связанные с высокой скоростью обмена информацией и широкой географией контактов. Литературные четверги, иногда, посещаю со свитой — чтобы студийные барышни не забывали.

О.Н. Кстати, как ты относишься к графоманам?

Д.Б.   Терпимо. Наверное, потому, что и сам маньячу от случая к случаю. Пусть лучше люди рифмуют, чем горькую пить. Хочу процитировать строки из замечательного эссе "Атолл" Александра Белаша, опубликованного в питерском выпуске "Темной Лошадки":

 

 

 
"Раз полипы (имеются в виду графоманы) появились и живут в таком количестве — значит, они нужны. В природе нет ничего лишнего. Кто знает — не случится ли при уничтожении полипов экологического бедствия, когда вместо тихих эгоистов опустевшую нишу заполнят какие-нибудь жуткие агрессивные паразиты..."

 

 

  ВСЕ ПРОЕКТЫ СДС