Альманах "Присутствие"
 Альманах акбар!
№  4  (14)
от 22.12.2000        до  22.03.2001

 

 

 

Юлия Ламская

МЕДЛЕННАЯ  ПОЧТА

 

 

  • "Челентано весной услыхав по приемнику, фильм..."

  • Из цикла "Дни января"

  • Из цикла "Новый март"

  • Из цикла "Август"

  • Из цикла "Childness"

  •  

    Рисунок Дмитрия Коломенского

     

    * * *

    Челентано весной услыхав по приемнику, фильм
                                                            посмотреть захотела,
    Там где тащит он девку в кровати (ну, через деревню,
                                                                          ты помнишь).
    Белозубая молодость Питеру, солнцу навстречу уже
                                                                          полетела.
    Моя старая юность вослед устремляется. Разве ее
                                                                          успокоишь?
    Ни французским глаголам, ни книгам нет места в моей
                                                            голове зачумленной.
    Как девчонка, бегу за мячом, и забрызганы джинсы
                                                                          до попы.
    Толпы солнечных зайчиков в невской воде совершают
                                                                           галопы.
    Фолианты на полках вздыхают. Весна голубая летит
                                                                          во вселенной.
    Это ты виноват, плутоватый юнец
                                                         со свечою во взгляде,
    Обезумевших пальцев владелец, терзающий сердца
                                                            весеннего склоны,
    Что в глазах моих, юностью пьяных твоею
                                                            и вечно зеленых,
    Столько солнца, что с завистью смотрят в лицо
                                                            проходящие леди.

     

     

    Из цикла "Дни января"

    Стряхивая паучка с предплечья,
    южной ночью вспоминаю,
    как крепко держали грифоны свои уздечки,
    Чтобы с моста я,
    листая ночи странички, не угодила в речку.
    В черную прорубь. В отдаленье от этого крена,
    перед грифонами я преклоняю колена.
    Они же не дали свалиться мне в темную воду.
    Они ведь кусали колечки.
    И выжгли мне волчью свободу
    на темном предплечье.

     

     

    Из цикла "Новый март"

    Уехала напрасно далеко.
    В моей груди кусочек черной боли
    Растаял, и сочится молоко.
    Я им кормлю ягнят, мной встреченных в горах.
    Но свищет ветер в щели генуэзской,
    И малышам передается страх.
    Я думала, что боль оставить, как платок,
    Возможно, привязав ее к цветущим веткам.
    Я наколола палец о цветок,
    Мне незнакомый. И осталась метка.

     

     

    Из цикла "Август"

    Ночь, разбитая на треугольники звезд.
    Кто-то, вызванный из дому, должен услышать,
    Что пора уходить, и в ответ на вопрос
    Получить свой осколок, сорвавшийся с крыши.
    Это белой звезды отколовшийся хвост.
    Кто-то, вызванный из дому в ночь, что таит
    Одиночество звезд, откликается звоном
    Золотистых цикад, словно пеньем планид,
    Должен жить этой ночью по новым законам,
    С этим новым осколком, что сердце хранит.

     

     

    Из цикла "Childness"

    Вернись в этот город.
    Пусть будет темно.
    И снова уедь,
    Непременно во мраке.
    Ты станешь известен
    Здесь каждой собаке.
    И каждой старушке,
    Глядящей в окно.

    И каждая, может быть,
    Сольвейг, Ассоль.
    Поверь мне,
    Уж я это знаю отлично.
    Пускай же провинции
    Твердая соль
    Блеснет и смешается
    С солью столичной,
    Что ты привезешь
    На своих башмаках.
    Да, комкая адрес
    В замерзших руках,
    Вернись в этот город.
    Пусть будет светло.
    Пусть колокол
    В чистое небо ворвется...

     

     

    Иллюстрация - Дмитрий Коломенский.