Альманах "Присутствие"
 Альманах акбар!
№  4  (14)
от 22.12.2000         до  22.03.2001

 

 

 

Анна Беляева

МЕТРОНОМ ТИШИНЫ

 

 

  • "Это ветер весенний нечист..."

  • "Можно прийти на Московский вокзал в субботу..."

  • "Федра, здравствуй, я Федра..."

  • "Ваш кардинал, Первосвященник..."

  • "Весь мир пред нами виноват..."

  •  

    Рисунок Дмитрия Коломенского

    * * *

    Это ветер весенний нечист,
    это логика злого апреля.
    Я свои поднимаю зрачки -
    здесь глубоко и долго горели.

    Я внутри мирового костра.
    Белый пепел и черные угли.
    Где-то здесь огневая дыра -
    почерневший космический бублик.

    Это черные нервы земли
    на древесные ветви похожи.
    Как бестрепетно их подожгли
    на белеющей матовой коже.

    Огонечки дурманных болот -
    фонарей уводящая тыща.
    А над городом молча встает
    Тихий свет, остужая кострище.

     

     

    * * *

    Можно прийти на Московский вокзал в субботу,
    Отыскать путь, с которого поезд уходит в Адлер,
    Не торопясь, подойти головному вагону...
    Брось, всем же давно известно, что там проводник -
                                                                                     ангел.
    Ангел как ангел: ему не идет форма.
    И вообще, с крыльями не очень удобно работать
                                                                          в поезде.
    Думается, наняли его просто для проформы:
    Не так уж он и неотразим, если говорить по совести.
    Ну, ты же знаешь, их сейчас развелось великое
                                                                          множество:
    Куда ни плюнь, непременно попадешь в ангела.
    Но этот все-таки какое-то редкое убожество:
    Тощий, глаза испуганные и все время что-то твердит
                                                                          про Врубеля.
    Конечно, зарабатывают они неплохо и даже очень:
    Все-таки, что ни говори, а экзотика.
    Упыри сидят по донорским пунктам, демоны
                                                                          обесточены,
    А эти ничего, неплохо справляются, вроде как.
    А с этим один знакомый недавно спорил:
    Об устройстве мироздания, о райской неге ли...
    Тот смотрел на него так, как будто несчастный
                                                              с рассудком в ссоре,
    Потом вздохнул, покивал головой и достал Гегеля.

     

     

    * * *

    Федра, здравствуй, я Федра.
    Как колышется крик аистиный, ты слышишь,
                                                                          вверху.
    Федра, мальчик наш там,
    Там наш мальчик, красивый и дивный...
    В черном небе
    Солнце свесило свой
    Золотой хулахуп;
    Это значит, идут бесконечные дни рецидивов.
    Семь ночей и три дня
    Я не верила в страшные сны.
    Семь ночей и три дня
    Я искала пустые ворота.
    А теперь я пустая сама,
    Мне все знаки ясны,
    Я стою перед грубым замком
    И шепчу лихорадочно: кто там?
    Я ведь здесь не хотела остаться без денег
                                                                    и средств
    К продолжению длящейся жизни, веселой,
                                                                  суровой...
    Только там, где Иосиф стоял, наступает
                                                              мгновенно конец.
    Я зачем-то хожу по следам его снова и снова.
    Как хотелось мне верить,
    Что змеистая пластика губ -
    Наиболее сильная степень защиты от чуда.
    Только бог оказался чересчур неприятен и груб:
    Я ему - пощади, он мне ясно и просто - не буду.
    Как ему не наскучило это - да кто ж разберет.
    Сколько лет издевается -
    Все наиграться не может.
    Кстати, Федра, ты знаешь, наш мальчик
    Сегодня умрет.
    Только это типично.
    И это меня не тревожит.

     

     

    * * *

    Ваш кардинал, Первосвященник,
    Зачем-то курит коноплю.
    Ввиду нехватки запрещений
    Я всякого теперь люблю.
    Я, понимаете, устала
    До помутнения в мозгу:
    Ахматовой перечитала
    И думать больше не могу.
    А кардинал Ваш, право, чудо:
    Умен, осанист и речист…
    Да жаль, его склоняет к блуду
    Знакомый мой семинарист…
    Семинаристы тоже душки…
    Пропала голова моя!
    Лежу в сафьяновых подушках,
    На персях - мленье янтаря…
    Моя религия на страже
    Заветов истинной любви.
    Она и Вам Ваш путь укажет,
    Первосвященник, - се ля ви…
    А кардинал своей красою
    Не сломит наших горних уз:
    Здесь воскрешенье вековое,
    Здесь новый тройственный союз.

     

     

    * * *

    Весь мир пред нами виноват,
    А мы, лиловые, колдуем.
    Надежды строят стройный ряд
    Пятирублевым поцелуем.

    И в упоении весны
    мы, точно маленькие дети,
    Попали в призрачные сети.
    Мы - метрономы тишины.

    Весна и май. Глаза прозрачны.
    Весь мир свободен от оков.
    Мы утверждаем - он таков.
    Мы невозможно однозначны.

     

     

    Иллюстрация - Дмитрий Коломенский.