Альманах "Присутствие"
 Альманах акбар!
#  22  
от 22.12.2002        до 22.03.2003

 

 

 

 Михаил Сазонов

ПОЛЮБОВНОЕ

 

 

  • Вместо памяти

  • Любовь филолога

  • Повесть о Томе и Толе

  • The medium and the message

  • Поездом

  • Дано

  • Заклинание нас

  • Слово о словах

  • Гнев Божий

  •  

     

     

    Вместо памяти

    Вера, надежда, любовь, нелюбовь,
    страх, равнодушие, вежливость, скука,
    сцена, кровь застит глаза, приготовь
    место на полке — здесь будет разлука,
    Вера в шубейке, Надежда в чулках,
    Софья, бандерша, их мать и опора,
    Люба с клиентом, не можно никак,
    место на койке, мечта режиссëра,
    сцена, разлука — но выключен звук,
    верная Вера, надëжная Надя,
    где ты, Любовь, недостаточно двух,
    место печати, возьми бога ради,
    выброси память, разлей кислоту,
    нож пригодится, чтоб вырезать сцену,
    Софья опять предлагает не ту
    вместо Любови за прежнюю цену.

     

     

     

    Любовь филолога

    За гусиным пером и за галочьим —
    чëрно-белый экран-окоëм.
    Раз уж мир остаëтся загадочным,
    я тебя обнажу и приëм.

    Не нужна нам Цитера центонная,
    ацетоном омочим подол!
    Шкура наша, как жизнь, однотонная,
    по цитате оплаченный долг.

    С неба падает манна бумажная,
    сорок лет я в пустыне стою.
    И у речи — как самое важное —
    узнаю я фигуру — твою.

     

     

     

    Повесть о Томе и Толе

    Скул дрожь, rouge aux levres,
    молоко на губах,
    ложь глаз, юная стерва,
    ждëт парней-рубах.

    Глаз ложь или клади,
    положил и забил.
    Что ж, слышал — не укради,
    поматросил, забыл.

    Драк — тыща, шëл в тюрьму...
    Так и томиться, штоль?
    Быть так, так и тому,
    Тома ждёт новых Толь.

    Центр, танцы, фонарь аптек,
    по рукам бьëт дождь.
    Танго, рок, тушь век,
    по рукам идëшь.

    Тушим свет, тьма и хрип,
    шик, шорох, блеск.
    Ветка в окне, в банке гриб,
    влез-вылез-слез.

    Слезы в сумраке легки,
    льются щëк вдоль.
    Суки бабы, козлы мужики.
    Мало ли Том и Толь.

     

     

     

    The medium and the message

    Не бойся — ты умрëшь не от чумы.
    Пусть вымрет целый город — я клянусь,
    тебя она не тронет, ибо мы
    с тобой вступили в радостный союз.

    Не поразит тебя бессильный меч,
    отступятся и воин, и палач,
    не обожжëт огонь, отпустит смерч,
    не унесëт волна и кони вскачь.

    Покуда я с тобой — а я с тобой
    пребуду вечно — знаешь, смерти нет.
    Не бойся: ни тоской, ни ворожбой
    не перервëтся нитка твоих лет.

    Ты отойдешь за чтением, без мук,
    не будет одинок мой милый ад...
    Здесь взор твой затуманился, потух:
    бумага хорошо впитала яд.

     

     

     

    Поездом


    Словопийцы едят меня поедом,
    обзывают неверным поэтом.
    Кто-то едет томительным поездом
    по ту сторону или по эту
    (да, по эту: дорога налажена,
    здесь не раз пролетала синица),
    просочился в замочную скважину,
    обошëл часовых на границе...

    Кто-то едет медлительным поездом,
    приближается — то есть, всë дальше.
    Мне навстречу с курьерским бы посвистом,
    но навстречу не значит туда же.
    В трëх словах я запутался намертво,
    заплутал, закружился на месте.
    Меньше метра лежит между нами-то,
    поезд карту колëсами месит.

    Кто-то едет другим измерением,
    на чужую мелодию катит...
    Сохрани для меня ударение,
    две-три буквы — и хватит, и хватит.

     

     

     

    Дано


    Дан: злой и глупый ответ на забытый вопрос.
    "В первом внеклассовом чтеньи принять за основу."
    Медно в тазу пузырится живой купорос.
    Первое слово дороже. Второе не ново.

    Задано на дом — изволь довести до ума,
    сердцу приказано. "Стой! Кто идëт? Испугалось?"
    Сумма всего в рюкзаке за плечами: тюрьма,
    горе, болезнь. Что осталось? да самая малость.

    Да, но всегда есть спасенье, надежда на "но",
    вера не знающих зла вероятностных чисел...
    Много имеешь, но это тебе не дано,
    дать себя вывезти старой кривой бисектрисе.

    Дантовы ужасы, ад неподъëмный, жара,
    прыщ на носу и экзамен по школьной программе.
    В урне лежат оба-два неподъëмных шара,
    чëрный и белый. Решение на за горами.

     

     

     

    Заклинание нас


    Мы будем живы будем живы,
    хотя пузаты и плешивы,
    мы не умрëм во цвете лета,
    как нам велит канон поэта.
    Плясать и петь, писать и пить нам
    заботиться о хлебе ситном,
    подруг любить, с родными ладить,
    не оставлять, не быть в накладе,
    детей прощать за то, что шибко
    спешат и делают ошибки;
    кроить судьбу по индпошиву.
    Мы будем живы будем живы.

     

     

     

    Слово о словах


    Слово если не воробей, то скворец.
    Вылетит — не поймаешь, только разобьëшь лоб.
    Выпустил слово — лови свинец,
    жни урожай, хлебороб.

    В поле не воин, на бумаге герой,
    горстями кидаешь, сеешь букв картечь.
    Выпустил слово — иди сквозь строй,
    слушай шпицрутенов речь.

     

     

     

    Гнев Божий


    Мне отмщение, землю и волю,
    воздаянье просроченных лиц.
    Астрология чистого поля
    переполненных звëздных страниц.

    Дëрнул чеку — посыпались скрепы,
    буквы пали на снежную гладь
    под распаханным взрывами небом
    чëрной кровью своей истекать.

    Иссечëнные звëздной шрапнелью,
    спят листы в ожиданьи конца.
    Под простроченной насмерть шинелью
    замерзают галактик сердца.