Альманах "Присутствие"
 Альманах Присутствие
№  34
от 22.03.2006        до 22.06.2006

 

 

 

 Алексей Гамзов

 ВОДЫ БОЖЕСТВЕННЫЙ КАПУТ

 

 

 

  • "Звезды сходят с насиженных мест..."
  • "Послушай, замолкает хруст..."
  • "Стрекоз узорчатая брысь..."
  • "...но есть еще восток..."
  • "Все, чего хочу достичь я ..."
  •  

     

     

    * * *

    Звезды сходят с насиженных мест,
    Покидают привычный контекст,
    Остаются вообще без контекста.
    Лик луны, по-плебейски холщов,
    Светит лысиной, аки Хрущов
    Над трибуной вселенского съезда.

    Многошумный ботинок, постой!
    Дольний мир накрывает звездой,
    Лучевой, безалаберной, млечной.
    Темноту рассекает мечом,
    Расправляет крылом за плечом:
    Вот какой ты, мой мастер заплечный.

    На все руки, от пальцев до плеч
    Мастер Слова, что больше, чем речь,
    Что ты вложишь мне, гений юродства,
    Стратегически важным местам —
    Гениталиям, дланям, устам
    Придавая фамильное сходство?

    Что ты вырвешь мне — ушлый язык,
    Пресловутый адамов кадык,
    Зубы мудрости, глупые вежды?
    Не сожжет никого звукоряд,
    Если даже генсек шароват,
    И на звезды немного надежды:

    Этот сброд без особых примет
    Разбегается, сходит на нет,
    Лишь — гляди! — на манер паровоза
    Распускает прожектор заря,
    Крутонрава середь декабря,
    Розова, деловита, тверëза...

     

     

     

    * * *

    Послушай, замолкает хруст.
    Уже никто не топчет хворост.
    Смотри, я набираю скорость,
    Я пуст.

    Смотри, дорога извилась.
    Смотри, вот я уже и точка.
    Я исчезаю, одиночка,
    Из глаз.

    Смотри, полсолнца над землей.
    Смотри, я вхож в него без стука.
    Я исчезаю, потому как
    Не твой.

    Не твой, не свой, ничей вообще.
    Еще мгновение — и кану.
    Подобен и праще, и камню
    В праще

    Шагнувший путник — сам себе
    Причина и объект движенья,
    Суть вызова и поклоненья
    Судьбе.

     

     

     

    * * *

    Стрекоз узорчатая брысь
    Здесь фейерверкала надысь,
    Жуков взволнованная взвесь
    Еще вчера камлала здесь,
    Намедни водомерок бег
    Еще сверкал... а нынче — снег,
    И режут глаз кристаллы льда
    В зеркальном пламени пруда,

    А нынче — погляди в окно,
    И далее по тексту, но
    Сперва запомни этот пруд,
    Воды божественный капут,
    Как журавлей нагой полет
    Последний клин вбивает в год,
    Как ты стираешь со скулы
    Слезу, заслышав их курлы...

     

     

     

    * * *

    ...но есть еще восток,
    Где на исходе понта
    Алеет кровосток
    Такого горизонта,
    Что хочется лететь,
    Преобразившись в парус,
    А после разве смерть,
    Предел, где страсть и старость.

    Но есть еще заря,
    Горячая, как примус,
    Эпический разряд,
    Плюс, победивший минус.
    Воспринимай навзрыд,
    Как резаная рана
    Торжественно горит
    У края океана!

    Но есть еще весна,
    Триумф Пигмалиона:
    Рыбак кидает снасть
    В распахнутое лоно
    Взволнованной волны.
    Ее тугая плева
    Поспешно полонит
    Нетерпеливый невод.

    Но есть еще любовь,
    Она, прости за рифму,
    Подмешивает в кровь,
    И уж, тем паче, в лимфу
    Такого первача,
    Эфира, жара, вара,
    Что хочется кричать
    Наперебой гагарам!

    Пока ты здесь, пока
    Ты пишешь на колене,
    Пока бежит рука —
    Мой невеликий гений,
    Уверуй в эту блажь,
    Порыв, прорыв, отвагу,
    Мусоля карандаш,
    Корябая бумагу...

     

     

     

    * * *

    Все, чего хочу достичь я —
    деревянного обличья
    (что-то вроде корабля)
    в день, когда меня зароют
    в этот чëртов астероид
    под названием Земля.

    Нет от сих до дали дальней
    положения сакральней
    положения во гроб;
    не без жатвы после сева:
    со времен Адама с Евой
    самый массовый флэш-моб.

    Никакая не ошибка
    крепко сбитая обшивка
    схороняющая тлен,
    и напрасно Небо кроет,
    мглою бурен, истероид —
    бурый холм ему взамен.

    Я же невозможность рая
    что ни час, осознавая,
    примиряюсь, что ни час:
    тем, кто умер затворëнно
    (то есть умиротворенно),
    удостоен пары фраз

    и прикопан — счастье. Счастье —
    не на части, не в санчасти,
    не в огне, не в облацех.
    В век разлада вот награда:
    сруб соснового разряда.
    Так что больше мне не надо:
    лечь в футляр — уже успех.