Альманах "Присутствие"
 Альманах акбар!
буковый архив (11)

 

 

 


У гондольеров
Же текст "без даты".
Робят в колхозе
Одни ребята.
Живут пристойно
В своем кибуце.
Про меж собою
Они смеютца.
(КТС)

Цитата.
А между серий
Ответим скромно
Цитата - парень.
Традиционный.
И тексты эти
Ему противны.
Ну, прям, как дети...
Интерактивны...

Цитата - он ли
или она же?
Кто нас рассудит
и кто подскажет?
Приперся кто же,
в таком раскладе?
Ну, не томите
же Бога ради.

Ксюша из Мухостранска

П.С. Цитата, извините, я не въехала, кто там пришел. Цитата - это ведь "она". Так что если про Вас речь, то предполагалось "пришла". Я не Вас имела в виду, а гондольеров.

- Че ты приперся?
Ему сказали.
- Тебя не звали,
Нет, нет не звали.
Ты почитай-ка
У гондольеров.
Вот там, конечно...
Вот там - манеры.
(КВС)

Цитата

"Он сам приперся", - может быть, а не "пришел", а то не лезет в ритм. Впрочем, к гондольерам приперлась, конечно, я, но Вы сами почитайте-ка, тогда скажете, кто виноват:
http://gondola.zamok.net/071/71cyber_1.html
(КПС) - это что?

Ксюша из Мухостранска

Стоит статуя
В лучах заката.
А рядом - Ксюша,
А с ней - Цитата.
И, в общем, Ксюша
Не виновата.
Он сам пришел.
И вот - расплата.
(КПС)

Цитата.

Привет, ВэХа!

Будет время, заходи на сайт "Экскурсия для интроверта" (знакомое название, правда?), его можно найти по адресу: http://www.mi1980.narod.ru

И на ЛИТО тоже заходи. Правда, В. А. все еще в отъезде, и тем не менее...

Миша Б.


В ЛУЧАХ ЗАКАТА

(французское кино о русских гондольерах)

Редактору Рудису посвящается


Мансарда на Петроградской стороне. В окне виднеется закат, чуть золотится крендель булочной.
За столом сидят поэты, со стола свисает скатерть с бахромой. На диване тоже сидят поэты, со стен пялятся гравюры и офорты. Над столом абажур, тоже с бахромой, освещает сухой букет.
Камера наезжает на поблескивающую лысину говорящего и спускается до поблескивающих же очков. Атмосфера уюта и доверительности.
- Знаете, я этого понять не могу. Солнце русской поэзии закатывается. - говорящий кивает на закат. - Посмотрите, как это символично. Мы должны что-то делать, так дальше не может продолжаться.
- Да, да, - вдохновенно подхватывает сидящий рядом могутный, румяный дядя.
- Солнце у древних было мужским символом. Мы же не говорим - луна русской поэзии. Луна - женский символ, как всем известно.
- Да, да, - снова радостно отзывается дядя.
- И вот этот символ продолжения рода, нашего поэтического рода, эстафетная палочка поколений, если можно так выразиться, просто, понимаете ли, оскоплен, выхолощен, я бы даже сказал - кастрирован!
Все присутствующие пристыженно замирают, как будто это они кастрировали символ.
- Да, - выдыхает дядя.
- Я говорю о памятнике Пушкину, - чуть наклонив голову, поясняет оратор. - Они кастрировали Пушкина! Они лишили его мужского достоинства! Ни для кого не секрет...
- Да, да, - снова вступает дядя.
- Ни для кого не секрет, кем был Пушкин по части женского пола. Как он своих дам разделывал - ножки туда, ручки сюда, ланиты, перси и все такое. И что же мы видим, глядя на памятник Пушкину? Мы видим надругательство над нашей поэзией! Мы не видим мужского достоинства поэта!
Небольшая пауза. Слышно как мечется в абажуре толстый мотылек. За окном быстро темнеет.
- М-да-с. Надо отметить, что даже бессловесные существа, вроде лошади под Медным всадником, имеют оное достоинство выставленным для всеобщего любования. Но кому нужно достоинство лошади, спрашиваю я вас?
- Не скажите, - скрипнула диваном полногрудая поэтесса, - древние и этим достоинством не брезговали. Апулея вы что ли не читали?
- Виноват, погорячился. Хе-хе. Читал охотно Апулея... Эх... Ладно, не будем отвлекаться. Я предлагаю вернуть поэту его мужское достоинство.
- Но оно как бы подразумевается. В штанах. То есть, в панталонах, простите, - краснея, подает голос другая поэтесса, худенькая, с челкой на глаза.
- В наш век ничто не должно подразумеваться. В наш век все должно быть явлено, покровы сорваны, сущность обнажена...
Поэтесса краснеет еще гуще, подбирает ноги под стул и съеживается под челкой.
- И вот эта обнаженная сущность...
Звонок в дверь. Поэты засопели, заерзали, зашуршали рукописями. Лысый очкарик кивает крайнему, крайний вскакивает, бежит в прихожую, впускает опоздавшего. Опоздавший, тщедушный малец лет семнадцати, губастый и прыщавый, в бейсболке задом наперед, швыряет на стол пластиковую папочку и плюхается на колени полногрудой поэтессе. После, стряхнутый на пол, там и остается, повелительно крикнув: - Нате, жрите!
Снисходительно глянув на него поверх очков, лысый берет рукопись из папочки и невнятно бубнит:
- Тааак, они его, этот его тоже, а тот ему... Дэдэдэ, мннэээ... опять они его, он у них, они вдвоем, он на него, дэдэдэ, они на нем... опять вдвоем, ага, втроем, тааак, всем колхозом... Что ж, смело, молодой человек, смело... Не знаю даже, что вам сказать. Экий вы какой... Может, слегка с копрофилией перестарались... Да, что там... Я думаю, это в следующий номер, - кивает он крайнему, а крайний тоже кивает и забирает папочку с рукописью мальца. Малец, довольный, растягивается на полу и, глядя прямо в глаза полногрудой поэтессе, демонстративно ковыряет в носу и почесывает ширинку.
- Да, я предлагаю вернуть поэту его достоинство, - продолжает лысый. - Какие будут предложения?
- Давайте напишем коллективное письмо в Литературку, - волнуясь предлагает крайний.
- Кто читает Литературку в эпоху постмодерна?! - презрительно кривится лысый. - Это смешно! Надо провести акцию!
- Во! Инсталляцию! Га! Праально, старый пердун! - кричит с пола малец.
Лысый смотрит на него с отеческой нежностью.
Опять звонок, опять сцена с опоздавшим. Новый опоздавший - взъерошенный, помятый порывистый субъект небольшого роста и небогатой шевелюры. Он жмет руки мужчинам и кляняется дамам, ручек не целует. Он задумчив и властен. Лысый шепотом вводит его в курс дела. Задумчивый задумывается еще больше.
- Неплохо схвачено. Но... понимаетет... просто прицепить статуе гениталии - это банально.... Это вчерашний день. Ватикан прячет их под виноградными листиками, а мы, видите ли, цепляем сверху штанов. Это по-детски. Нужно что-то другое вместо, но на это же место, простите за рифму... Что-то взрывное, мощное, ударное...
- Может быть, бубен? Или колокол? На башне вечевой... - вопросил крайний.
- Господи, колокол! Ну, вы с ума сошли! Это Герцену надо колокол. А Пушкину... Нет, Пушкину надо покруче...
- Кинжал? - не унимается крайний.
- Кинжал - Лермонтову. Не знаете вы русской поэзии. Хотя, постойте... Кинжал - холодное оружие, холодное, холодно, холодно, теплее, теплее, пистолет! Нет, пистолет - кощунство, из пистолета его убили. Мы не Дантесы. Теплее, теплее, горячо! Граната! РГД-2! Или как там ее! Ну, не важно. Ай да я! Ай да сукин сын! Ну как, господа, принимается граната?
- Я думаю, это сочно. Граната - это взрыв. Такой взрыв произвел Пушкин в нашей поэзии. Это символ его сексуальной и поэтической мощи. Я думаю, что принимается, и принимается единогласно! - возгласил лысый и обвел поэтов блистающим очковым взором.
Поэты пожимают плечами, кивают друг другу, переговаривариваются. Один поэт не переговаривается, потому что сидит в это время на кухне и ест копченое сало.
Камера наезжает на торкающегося в абажур мотылька.
Прекратите вы на всех наезжать! - говорит камере могутный дядя.

(Конец первой серии.)

Ксюша из Мухостранска

блин ваще уже 25-е марта

Весьма польщен, весьма заинтригован.

Василий Кириллович (в полном упоении)

Василию Кирилловичу: нынче там буду. Попытаюсь ангажировать.

- заглавный (ВэХа) -

Вот - весна. Проснулись мухи.
И пора стирать носки.
Стать веселым, шумным, пьяным.
Вспомнить все свои грехи.
Хорошо жить в Петербурхе,
Там нет скуки и тоски.
В ЦЛэО "Знание" Татьяна
Прочитает нам стихи.

У нее - серьезный дар,
Отвечаю за базар.

Цитата.

Узрим ли и мы, обретающиеся в недосягаемости для озвученных звучных пиитических глаголов уважаемейшей и добродетельнейшей госпожи Татьяны Вольтской, сии глаголы, обозначенные посредством любезно дарованного нам ув. тов. св. Кириллом и Мефодием способа их обозначения, а также не менее любезно дарованного нам не менее ув. тов., но менее пока еще св., Вильямом Гейтсом способа узревания предыдущего способа?

Василий Кириллович (с совершеннейшим к почтенному обществу почтением)

СПб, Центральный Лекторий общества "Знание" (на Литейном который) состоится творческий вечер Татьяны Вольтской под названием "Новые стихи". Название не фонтан, а содержание обещает быть. За базар отвечаю. Мнэ-э... В смысле - parole d'honeur.
Да, это будет 25-го в 18:30.

- ВэХа -

Цитата, браво! :-)))
Если позволите, я постараюсь объяснить за автора: "троды плуда" - это "плоды труда", а "тр" и "пл" поменялись местами в авторской голове вследствие переохлаждения и переувлажнения конечностей. Короче, зуб на зуб у него не попадает.

Н.Н.
14 марта 2002, 8-30 утра

Что есть "троды"? И что такое "плуд"?
В чем смысл сиих словообразований?
Положим, автор безразмерно "клут",
Пусть объяснит, не держит за "болваний".

Цитата.

LOST BUT NEVER FORGOTTEN.
Мариночке от Арсена

Зима весной обрыдла нам не зря -
Достал промозглый день календаря,
Ублюдок заполошных суфражисток...
Топорщатся костлявые пруды,
Бредут поэты, растеряв плоды,
И некому опять спросить про жисть их...

В.К.

ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ

Весна зимой привычна, как и то,
Что в феврале мокры края пальто,
И воды вновь подходят к ординару,
И рыбаки в Финляндию плывут
На льдине, хая тощую плотву,
Как гипотоник хает коронары.

Зима весной не удивит народ
Из этих несгибаемых широт
И этих нескладных меридианов.
Взять хоть меня, я сей момент в пути,
Мычу какой-то пакостный мотив
И грею руки в глубине карманов.

Зима зимой, весна весной... Куда
Я дел троды нелегкого плуда?
Куда я вдел их, сирых и убогих?
Но пусто в угловатой голове,
И дустом слоги стелются в канве,
И мерзостно мокры мои дороги...

07.03.2002

....ВэХа....

Бред, бред... А мое получаешь? Впрочем, вот запасной аэродром: hovan@bit.spb.ru

ВэХа

Дорогой sergm, спасибо за пылкое поздравление! Я думаю, что все читательницы и писательницы его оценят, даже если скромно промолчат.

------

Слава, твой ящик все возвращает обратно. У него, никак, несварение. Куда тебе еще можно отписать?

Н.Н.
7 марта 2002 г., два часа после обеда

Весна! - сказал мудрец, - Ох эти мне девчонки!
Сначала сердце бередят, потом сидят в печенках...

Стократ Мезозойский

8.

Мы любим Вас!
Любовь еще быть может,
В душе у нас дозрела не совсем
Но почки, сердце, и так далее тревожит
Улыбок Ваших самый сладкий плен!

Желаем Вам и Вас
Мы поздравляем
С наличием весенней красоты,
Желанием любить или влюбляться,
и видеть сны, и воплощать мечты.
И чтоб в душе огонь у Вас не гас,
И чтобы радовали нас вы блеском глаз!
И дай Вам Бог еще не раз!
И дай Вам Бог еще не раз
учиться целоваться,
Любимыми быть вечно, просто быть!
И дай Вам Бог с любимыми остаться!
…А мы начнем всегда посуду мыть!

sergm

Слава, мои письма на vhovanov@mail.ru возвращаются обратно. Ты там погляди, к тебе они попадают? За вот такенное число получал - March 02, 2002 11:59 PM ?

Н.Н.

Новый выпуск на проводе. Приношу извинения за опоздание, была уважительная причина.

Н.Н.
2 марта, 2002 г.

 

 

 текущее
 антресоли
 личное дело
 однополчане
 официоз
 присутственное место
 челобитная

 архив бук :
 1   2   3   4   5   6   7   8   9
 10   12    13   14   15   16
 17